Финансово-кредитная и ценовая политика в области регулирования природопользования.

Экологам важно развивать навыки мышления, памяти и логики. В ноябре 2019 разработан новый игровой тренажер "Микробиолог". Нестандартные задания + игровая форма = отличный результат.

Узнать детали

Финансово-кредитная и ценовая политика в области регулирования природопользования.


В мировой экологической политике все большее место начинает занимать принцип оплаты загрязнения окружающей среды, введение системы «рыночных» межгосударственных отношений. Необходимость использования рыночных инструментов в экологической политике была провозглашена ЕЭС и ОЕСД в середине 80-х гг. Они предусматривают штрафы за выбросы и их лицензирование, оплату расходов на ликвидацию загрязнения и его последствий, а также на мониторинг тем учреждением или лицом, которое нарушило установленные экологические нормативы.

Принцип «загрязнитель платит» завоевывает все новые и новые позиции в сфере природопользования и регулирования отношений человека с окружающей средой не только на национальном, но и на глобальном уровне.

Наиболее ярким проявлением рыночных подходов является межгосударственная «торговля воздухом» — квотами на выброс (эмиссию) парниковых газов.

С момента принятия Киотского протокола (снижение общих выбросов долгоживущих парниковых газов  индустриально развитыми странами) обсуждение идеи торговать квотами не прекращается. Согласно Киотскому протоколу, можно продавать или передавать квоты назначенных уровней снижения выбросов странам-участникам. Правила «торговли выбросами», процедуры контроля и отчетности обсуждались затем на 4-й конференции Сторон РКИК ООН в ноябре 1998 г. в Буэнос-Айресе.

Многие страны заинтересованы в скорейшей реализации механизма продажи квот. Но большинство стран-участниц Конвенции ООН об изменении климата не спешат выполнять условия Киотского протокола. На 4-й конференций в Буэнос-Айресе участники не пришли к общему решению.

Для России вопрос продажи квот на выбросы имеет особое значение.  Она сейчас находится в более выгодном положении за истекшее десятилетие выбросы сократились на   20%, чем в 1990 г., что связано с экономическим кризисом поэтому выполнить условия Киотского протокола будет несложно. Россия обладает запасом квот, которые могут помочь другим странам, а заодно дать России дополнительные средства.

 Россия поддержала инициативу США по торговле квотами на выброс. В рамках российско-американской комиссии по экономическому и технологическому сотрудничеству достигнута договоренность о проведении эксперимента «ранней торговле» квотами на выброс. Вероятно также, что Россия в ближайшее время предложит такую сделку Японии. Однако пока нет единого мнения в том, как измерить выбросы и определить квоты. Неясно также, какие цены на квоты должны быть установлены. По некоторым оценкам, поглощение 1 т диоксида углерода будет стоить примерно 10 долларов США.

Не так давно возник вопрос о торговле квотами на пользование кислорода в связи с неоднородным распределением выработки и потребления кислорода разными странами. Ряд стран являются донорами кислорода, их леса в избытке вырабатывают его и снабжают промышленные страны-потребители кислорода. Согласно расчетам российских специалистов наиболее крупные доноры — Бразилия и Россия. Тропические леса Бразилии производят в год избыточного кислорода около 5089 млн т, а леса России, хотя и «работают» в основном летом, — 5346 млн т. Донорами являются также Канада, Аргентина, Венесуэла, Мексика, Турция, Финляндия, Швеция, Иран, Индия, Индонезия, Китай, Малазия, Новая Зеландия, Филиппины. Потребителями же, в первую очередь, - США, Австрия, Бельгия, Люксембург, Англия, Германия, Греция,  Дания, Ирландия, Италия, Нидерланды, Франция, Швейцария, Венгрия,  Румыния, Чехия, Словакия, Южная Корея, Сингапур и Япония.

Например, в США «дефицит» —  т.е.разность потребления кислорода промышленностью и его воспроизводством природными зонами — составляет 1529 млн т ежегодно. Получается, что американцы потребляют кислород планеты, в первую очередь, соседних стран.

Япония также потребляет атмосферного кислорода больше, чем производит флора ее территории (на 1045 млн т).

При расчетах, аналогичных расчетам на эмиссию парниковых газов цена одной тонны кислорода могла бы составить примерно 13,8 доллара США. Тогда Япония и США — крупные потребители ^чужого» кислорода — должны были бы ежегодно выплачивать странам-донорам 1045 х 13,8 = 14,42 млрд долларов и 1529 х 13,8 = 21,1 млрд долларов США соответственно.

Россия производит для всей планеты 5 млрд т избыточного свободного кислорода, за что мы должны были бы получать ежегодно от мирового сообщества примерно 50 млрд долларов США.

Идея «экологических» налогов вообще приводит к мысли о необходимости введения налога за использование биосферы, который должен быть пропорционален коэффициенту антропогенного давления. Полученные средства должны предоставляться странам, в которых сократились высокопродуктивные земли с целью их поддержания и наращивания. Не исключено, что в XXI веке может заработать и такой «рыночный» механизм.

Говоря о «рыночных» механизмах в сфере экологии, следует понимать его противоречивость. Действительно, принцип «загрязнитель платит», который сравнительно недавно вошел в природоохранную практику, вряд ли может быть оправданным. Плата за загрязнение окружающей среды не должна разрешать деятельность, наносящую ущерб природе. Роль сдерживающего механизма, хотя бы в национальном масштабе, играет система экологического нормирования, действующая в сфере платежей за природопользование и загрязнение.

Одной из приоритетных задач является расчет и сопоставление динамики общей суммы затрат государства на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов, определение их реального физического объема по отдельным годам в сопоставимых ценах, т.е. без учета инфляционных процессов. Это касается как капитальных экологических инвестиций всех видов, так и текущих издержек предприятий и организаций, а также операционных расходов бюджетов всех уровней управления.

            Проблема правильной оценки общей величины и структуры расходов на охрану окружающей природной среды в настоящее время продолжает  оставаться дискуссионной и относится к приоритетным задачам экологической политики. Это определяется несколькими причинами, такими как:

а) необходимость расчета доли экологических затрат в составе ВВП при формировании и обосновании отдельных статей государственного бюджета, разработке долгосрочных государственных программ и т.п.;

б) усиление интеграции стоимостных показателей в области охраны окружающей среды в систему национальных счетов и макроэкономического анализа;

в) подготовка рекомендаций для формирования оптимальной налоговой политики (установление льготного налогообложения прибыли, расходуемой на мероприятия экологического характера, определение порядка корректировки платежей за загрязнение окружающей природной среды и пользование отдельными видами природных ресурсов при проведении предприятиями природоохранных мероприятий и др.);

г) стимулирование кредитной политики в части инвестирования деятельности по охране окружающей среды, организации экологического страхования;

д) проведение международных сопоставлений для сравнения реальных масштабов природоохранной деятельности и хода выполнения взятых Российской Федерацией международных обязательств и др.

При оценке экологических затрат должны учитываться природосберегающие мероприятия, имеющие:

а) целевой (непосредственный) природоохранный и природосберегающий характер;

 б) сопряженный (опосредованный) характер, т.е. целью проведения которых являются не только экологические, но и технические, экономические, социальные и иные задачи.

Предыдущие материалы: Следующие материалы: